Анонсы текущих событий

Звёздный концерт 2018
04.09.2018  |  Информационный портал «People Talk» Москва

Основатель P.R.R. Павел Компан: как открыть успешное event-агентство в 17 лет?

Основатель P.R.R. Павел Компан: как открыть успешное event-агентство в 17 лет?

 

В 2005 году Павел Компан рискнул и в 17 лет, окончив школу с золотой медалью и только поступив в Медицинский государственный университет, основал собственное агентство P.R.Respectable, после переименованное в P.R.R., которое создает мероприятия по всей территории России. Очень скоро агентство стало топовым на всем Дальнем Востоке, а чуть позже – и в России. А сам Павел – чуть ли не главный продюсер страны. Еще бы – работает с самыми крупными мировыми брендами (только навскидку Mercedes, Dior, Biologique Recherche) и дружит со всеми российскими селебами. Компан рассказал PEOPLETALK, почему за крутыми мероприятиями нужно обращаться именно к нему, как выглядит светская тусовка изнутри и почему он покупает детские боди от Dolce.

 

 

Павел, о чем Вы хотели бы поговорить?

Ну, например, о моем Instagram! Он у меня потрясающий, каждый должен подписаться. (Cмеется.) Я же пиарщик, первое, что делаю, – пиарю себя. А если серьезно, готов поговорить обо всем, что вас интересует.

 

– Тогда давайте о вас. Вы давно работаете в сфере event. Никогда не хотелось все бросить?

– Постоянно хочется. (Смеется.) Но, как только беремся за какой-то новый проект, мы полностью им вдохновляемся, так что в этот момент никаких дурных мыслей не возникает. Наоборот, хочется только работать двадцать четыре часа в сутки. Это потом, когда проект реализован, наступает опустошение – когда что-то старое уже закончилось, а новое еще не началось.

 

– Сколько максимум может длиться такой период застоя?

– Неделю. Самый сложный период – это неделя до мероприятия и неделя после. После проекта обычно хочется отдохнуть, но тут начинается уже другая работа по пиару, отбору фотографий и работе с журналистами.

 

– Почему вы занимаетесь проектами вне территории Москвы?

– Вообще, мы запускали свое агентство в 2005 году во Владивостоке. Региональная аудитория отличается тем, что мы можем везде быть первыми и имеем очень много опций, которыми можем удивить. Сравните: в Москве проходит такое количество мероприятий, что людей сложно удивить. При этом все приглашают знаменитостей, которые чаще всего не целевая аудитория. А в регионах есть возможность работать со знаменитостями, которые и потребители продукта тоже. Это намного интереснее. 

 

– Приходилось ли в самом начале бегать за клиентами и продавать себя?

– Нет, потому, что мы появились на рынке одними из первых. Нам не приходилось убеждать людей в том, что мы лучшие. Мы были единственные. (Смеется.) На Дальнем Востоке мы были единственными и с гордостью говорим, что 13 лет спустя мы так и остались единственными. Аналогов нам нет и никогда не появится – каждый свой проект мы делаем с таким размахом и бюджетом, что прийти к этому может не любая компания. К нам обращаются потому, что партнеров привлекает наш опыт. Девяносто процентов своего времени мы тратим не на создание мероприятия, а на продумывание, как интегрировать, например, Mercedes в ДНК проекта так, чтобы человек после мероприятия думал, как ему было клево, а на подсознании было бы записано, что Mercedes – это лучшая машина.

Кстати, в разных городах разная целевая аудитория. Мы четко знаем, что на Дальнем Востоке люди любят демонстрировать свой уровень успешности, поэтому будем представлять их продукцию на благотворительном гала-ужине. В Хабаровске мы будем действовать иначе – соберем гостей в месте, где никто не будет знать об их успехе. В каждом регионе мы формируем имидж бренда совершенно по-разному.

 

– Ценник в вашем агентстве фиксированный или вы предлагаете что-то гибкое в зависимости от успешности бренда?

– Для всех марок мы держим фиксированную цену. Мы выполняем свою работу одинаково для мультимиллионеров и мелких предпринимателей.

 

– Бывают клиенты, с которыми очень сложно работать?

– Не бывает! Если честно, за время работы мы успели себя зарекомендовать и дать понять, что партнер является нашим союзником. Чаще всего люди прислушиваются к нашему мнению, а если не прислушиваются, то нам просто нужно какое-то время, чтобы доказать партнеру наш профессионализм. А вообще, чем более сложный клиент, тем нам интереснее.

 

– Как у вас получилось остаться простым человеком при работе с самыми дорогими брендами и общении с людьми из тусовки?

– На самом деле на многих людей я произвожу впечатление пафосного и надменного человека. Так вообще было с детства. Люди думали, что я с ними не здороваюсь из-за того, что у меня мания величия. Дело в том, что вокруг меня всегда были тысячи самых красивых и известных людей. Я физически не могу запомнить каждого. Мне так часто указывали на это, что со временем я стал здороваться со всеми, кого вижу, на всякий случай. (Смеется.)

 

– Жизнь за кулисами тусовок сильно отличается от оболочки, которую видим мы?

– На мой взгляд, ничем. Как показывает практика, все звезды, с которыми мы работаем, абсолютно нормальные люди. Как и на улице, так и за кулисами. На удивление, они все очень открытые. Я честно могу сказать, что не каждый простой человек может похвастаться такой искренностью, как большинство публичных личностей.

 

– Вы женатый человек и отец троих сыновей. Сейчас вы в Японии и потом летите куда-то еще. Всегда путешествуете с женой и детьми?

– Сейчас у нас большой проект с дизайнером из Японии. Потом я приеду во Владивосток, там закончу проект и проведу время с семьей. Потом отправлюсь в Москву с женой и младшим сыном, старших оставим бабушке. После недели в Москве мы все вместе полетим в Сочи. Мы постоянно передвигаемся с места на место разным составом.

 

– Постоянно вы живете во Владивостоке?

– В основном да, но вторым домом я считаю Москву. У нас даже быт обустроен одинаково. Стоят одинаковые кухонные гарнитуры, кровати… Да даже машины у нас одинаковые! Иногда я не замечаю, что переехал в другой город.

 

– Блиц. Ваше любимое место в мире?

– Нью-Йорк.

 

– Любимый бренд одежды?

– Я очень люблю Tom Ford. Из нового – Balenciaga устанавливает интересные тенденции. Я слежу за всеми тенденциями и пересмотрел гардероб за последние несколько месяцев, ведь тренды меняются очень быстро.

 

– Винтаж или секонд-хенд?

– Сто процентов винтаж. Секонд-хенд для галочки попробовать можно. Я в целом мыслю очень открыто и готов меняться вместе со временем. Вещи – это способ продемонстрировать уровень нашей успешности, но и с часами Casio заигрываться не стоит.

 

– Самая дорогая вещь в вашем гардеробе?

– Кожаный плащ от Hermes. Обошелся мне в 18 000 $.

 

– А самая дешёвая?

– Пиджак от гонконгского бренда Paoa за 30 $.

 

– Вы одеваете детей в дорогие вещи?

– С появлением детей я вообще перестал покупать дорогие вещи себе и стал вкладывать все деньги в одежду для них. Я с утра беру на руки старшего сына, и мне в тысячу раз приятнее это делать, если на нем будет пижама от Dolce & Gabbana. (Смеется.)

 

– На жену вы тоже денег не жалеете?

– Никогда, но она у меня любит демократичные бренды. Постоянно смотрит на меня, как на дурака, когда видит на детях боди Dolce. Она поклонница H&M и Zara, может потратить десятки тысяч на шопинг в масс-маркет. Покупка одежды – это мой метод релаксации, но я очень хорошо знаю цену деньгам и умею расставлять приоритеты. Сначала машины, квартиры и обучение детям, а потом уже мои прихоти.

 

– Как относитесь к путешествиям?

– Очень люблю. Для меня это самое большое удовольствие, особенно когда рядом близкие. Я люблю более понятные места. Могу в десятый раз слетать в Париж и насладиться красотой Лувра и Эйфелевой башни. Лететь 20 часов ради наблюдения за миграцией лемуров мне пока неинтересно, возможно, еще не дорос до такого уровня путешествий. Из путешествий я привожу не только впечатления и вдохновение, но и силы, чтобы работать.

 

– Назовите одно место, куда нужно попасть обязательно, и одно, куда ехать не стоит.

– Обязательно стоит съездить в Берлин в отель «25 часов». На мой взгляд, не стоит ехать в Ханой – столицу Вьетнама. Самое ужасное место, где мне довелось побывать. Представьте, что видите в аэропорту даже не одну крысу, а толпу крыс – штук 30 сразу. И они организованной группировкой перебегают с места на место. Не надо вам туда.

 

ФОТО: ЕКАТЕРИНА КАРНАЦКАЯ. СТИЛЬ: АНАСТАСИЯ КЛЫЧКОВА